30 ОКТЯБРЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ

30 ОКТЯБРЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ

30 ОКТЯБРЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ
30 ОКТЯБРЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ Фото: 30 ОКТЯБРЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ
Своего отца жительница села Воздвиженского Екатерина Константиновна Черетаева увидела лишь четыре месяца спустя после победного мая 45-го. Можно сказать впервые, поскольку в том страшном для всей семьи Черногоровых 1936 году ей едва исполнилось два года. Что она тогда могла помнить?! Поэтому, когда однажды сентябрьским вечером на пороге их хаты появился заросший щетиной мужчина, материно: «Катько, ты чё батьку не встречаешь?» прозвучало скорее радостно, чем укоризненно.
Солдат Константин Данилович Черногоров вернулся с войны. Живым и почти невредимым. Довелось ему повоевать и с немцами, и с японцами… Но в отличие от миллионов своих соотечественников лихолетье в его душе оставило гораздо меньше рубцов, чем годы, проведённые на зоне под Архангельском. И раны эти – не от холода и голода – неизменных спутников политического «зэка», а от обиды на свершившуюся несправедливость.
Уборочная страда была в самом разгаре. Сорокалетний учётчик колхозной бригады Константин Черногоров, подсчитывая собранный за день урожай, буркнул: «Комбайн называется «Сталин», а сколько потерь несёт». Сказал и сказал, не придав значения тому, что в конторе он был не один. Не прошло и суток, как во время обеда, подлетела к столующимся колхозникам тачанка. Из неё вышли люди в форме, спросили: «Кто тут Черногоров?» и, увидев объект своего поиска, приказали проехать с ними. Работавшая тут же жена, ничего не понимая, но, видимо, предчувствуя что-то недоброе, заторопилась принести мужу хотя бы фуфайку. Да только когда вернулась, его вместе с незваными гостями уже не застала. Люди, наблюдавшие за происходящим, сказали, что Константина в тюрьму забрали. Как врага народа. На следующее утро Анастасия Васильевна вместе со старшим сыном стояла у порога дивенской комендатуры в надежде, что сможет увидеть супруга, расспросить, что да как, узнать, когда выпустят, поскольку была уверена, что тот ни в чём не виноват. Да, оказалось, тщетно, – арестанта уже везли по этапу.
В семье Черногоровых было девять детей. И вот теперь они в один миг лишились отца - своего главного кормильца, оставшись практически без средств к существованию. К счастью, несмотря на неизвестного подонка-доносчика, их окружали хорошие люди. Маму с работы не выгнали, ребят не обзывали детьми врага народа. А самый старший из них - Иван Константинович – даже работал в райкоме партии. Он-то и написал письмо самому наркому обороны СССР Клименту Ворошилову с просьбой посодействовать в освобождении отца. Это можно назвать как угодно – чудом или счастливым стечением обстоятельств, но летом 1941 года Константин Черногоров уже был на свободе. Правда, повидаться с родными ему тогда не довелось: когда добирался домой, началась Великая Отечественная война, и наш земляк был мобилизован в ряды Красной Армии.
В мирное время Константин Данилович трудился в колхозе, потом возил на лошадях почту в село Апанасенковское... В каком году умер, Екатерина Константиновна уже не помнит, говорит, он уже тогда на пенсии был. Дочь признаётся, что поначалу сильно злилась на Советскую власть, которая так жестоко обошлась с её папой. Но жизнь есть жизнь. Трудилась честно, добросовестно, наработав 46 лет колхозного стажа. Вместе с мужем – Юрием Николаевичем Черетаевым - вырастила сына, который сейчас работает в Москве. Ещё у неё есть два внука и правнучка.
А вот теперь, схоронив супруга, живёт одна в огромном сыновьем доме. На жизнь и трудности не жалуется, только, говорит, скучно. Единственная отрада – кошка, да собака. Зверьё хоть разговаривать не умеет, зато всё понимает!
Евгений РОГОВ.

Комментарии (0)

    Афиша