Международная орнитологическая конференция

Международная орнитологическая конференция

В конце прошлого года мне посчастливилось побывать в Салехарде – административном центре Ямало-Ненецкого автономного округа и неофициальной газовой столице России.
Город расположен в Обской губе на широте Полярного круга. Это зона тундры, а южнее города и западнее, под защитой Полярного Урала, имеются участки лесотундры и северной тайги. С 29 ноября по 6 декабря в Салехарде проходила международная орнитологическая конференция на тему: «Гусеобразные Северной Евразии: изучение, сохранение и рациональное использование», на которую меня и пригласили. В конференции приняли участие более 80 человек. Россия была представлена от Калининградской области на западе до Камчатки и Приморья на востоке. Больше всё же было полярных исследователей. Кроме россиян на конференцию приехали делегаты из 13 зарубежных государств. Были японцы, корейцы, китайцы, европейцы, американцы, орнитологи из Казахстана.

У читателей газеты может возникнуть вопрос: «Что общего у таких дальних территорий, как Ямал и Приманычье»? А связь действительно существует. В частности, у нас общие гуси, утки, лебеди. Тундры Северо-Западной Сибири малонаселены, сильно заболочены и в них гнездится много водоплавающих птиц, которые осенью и весной бывают у нас на пролёте, а теперь нередко и зимуют. Невозможно сохранять мигрирующую дичь в отдельных охотничьих хозяйствах, поскольку птицы не знают границ: ни хозяйств, ни регионов, ни стран. Можно достигнуть желаемого положительного результата в деле рационального использования и сохранения водоплавающей дичи лишь скоординированными действиями всех регионов и стран, расположенных на пути её миграций и зимовок.

Собравшиеся на конференции учёные и специалисты охотничьих хозяйств высказали обеспокоенность современным состоянием евразийских популяций гусеобразных птиц. Причина нашим охотникам знакома. Гусей и уток в Приманычье в последние десятилетия сильно поубавилось. Та же тенденция прослежена орнитологами на юге Западной Сибири, в Северном Казахстане. Западноевропейские исследователи обеспокоены сильным сокращением количества зимующих у них красноголовых нырков, таёжного гуменника, малого лебедя и ряда других видов. Происходит уменьшение и общего количества гусеобразных в целом в Евразии. Причина негативных изменений неоднозначна, и в этом участники конференции пытались разобраться. А ещё выступающие предлагали варианты действий, которые помогли бы изменить существующую ситуацию к лучшему.

Птицы в предчувствии холодной и голодной зимы летят в тёплые края всюду, но какие-то общие направления миграции всё же существуют. В общем потоке есть территории, где концентрация птиц особенно велика. Последовательная цепочка таких стоянок и перелётов составляет миграционный путь тех или иных популяций. Следя за перемещением помеченных птиц, всю территорию материка, соответственно, можно разделить на миграционные потоки. Учёные считают, что в пределах таких потоков для всех регионов и стран должны действовать определённые общие правила, ограничения, а может и мероприятия по воспроизводству. Только совместными усилиями можно достичь результата.

Интересно знать: откуда же и по какому пути летят птицы, которых мы наблюдаем на водоёмах района? Представленные на конференции доклады убедительно свидетельствуют о связи Маныча с Ямальской тундрой.

Для изучения миграций в последние годы широко используются методы спутникового слежения. Взрослых особей отлавливают в местах размножения или зимовках. Затем на спины им, как рюкзачок, закрепляют миниатюрный спутниковый передатчик, который через определённый интервал времени сигнализирует о своём местонахождении. Аккумуляторы на нём подзаряжаются от солнечного света. Таким образом удалось проследить пути перелётов многих птиц.

Гуси, лебеди, многие виды уток с северо-запада Сибири летят преимущественно вдоль русла реки Оби на юг до степных озёр Северного Казахстана. По пути к ним присоединяются птицы более южных популяций. В результате на водоёмах Казахстана осенью собирается очень много уток, гусей и лебедей. Алексей Тимошенко продемонстрировал нам видеоролик, на котором над озером непрерывно кружится огромное количество гусей. Увиденное впечатлило: у нас мне не доводилось видеть так много даже грачей. Казахстанский орнитолог разъяснил, что на видео он запечатлел ситуацию, сложившуюся осенью 2015 года на охраняемой территории, где скопилось до миллиона гусей. Однако столь богатых угодий в республике немного. Там, где стреляют, дичи стало меньше. Далее из северо-восточных казахских степей путь пернатых мигрантов разделяется. Часть птиц летит на юг Узбекистана и далее в Пакистан и Индию. Другая большая часть мигрирует по северу Казахстана в Прикаспий и Переднюю Азию, а также через Кумо-Манычскую впадину на Азов, в Средиземноморье и Западную Европу. Весной всё повторяется в обратном направлении.

Среди причин, вызывающих сокращение количества гусей и уток, назывались: высыхание многих степных водоёмов, что связано как с климатическими изменениями, так и с развалом гидромелиорации; изменения не в лучшую сторону зимовочных мест обитания в промышленно развивающемся Китае; гибель уток от эпидемии птичьего гриппа. Первостепенной же причиной уменьшения численности водоплавающих птиц большинство орнитологов назвали охоту. В связи с этим обстоятельством регулирование отстрела считается важным инструментом в управлении популяциями водоплавающей дичи, что признают и охотники. Однако в методах решения этой задачи существуют жёсткие противоречия между орнитологами и охотоведами, что проявилось и на конференции.

Особо острой много лет остаётся дискуссия о роли весенней охоты. На конференции многие не охотники выступали за её запрещение. Другая часть участников дискуссии, к которой отношусь и я, отстаивала мнение о том, что охота на селезней с подсадными утками, на вальдшнепиной тяге и на токах в России является охотничьей национальной традицией и должна быть сохранена, как культурное наследие страны. Ущерб природе от этих видов охоты минимален, поскольку ведётся на самцов полигамных птиц и способами, не вызывающими серьёзного беспокойства. Высказывались пожелания не запрещать, а навести порядок. Весеннюю охоту на гусей, как на моногамный вид, предлагалось оставить лишь в малонаселённых северных регионах, где она имеет важное значение в питании местного населения. Сроки охоты устанавливать централизованным способом, основываясь на стремлении снизить ущерб для фауны. Предложены и другие разумные ограничения: введение в охотничьих угодьях сети зон покоя для дичи, выходных дней и другие. Существует мнение о том чтобы возродить практику сдачи лицами, вступающими в охотники, обязательного охотничьего минимума и некоторые другие нововведения, которые бы ограничили занятие охотой необученных и случайных людей.

Ещё одной острой проблемой, связанной с охотой, является отравление уток свинцовой дробью. Птицы отыскивают на дне камешки, песок, которые заглатывают для перетирания пищи в мускулистом желудке. Таким же образом внутрь уток попадает и рассеваемая выстрелами дробь. Опытные исследования, выполненные В.М. Кирьякуловым, председателем Московского общества охотников и рыболовов, подтвердили гибель птиц по этой причине. В России изучалась возможность замены свинцовой дроби на стальную. Однако такое решение проблемы признано неприемлемым: повреждаются ружья, выявлены и другие недостатки в замене. Из доклада иностранного орнитолога следует, что в телах обследованных ими с помощью рентгена гусей нередко обнаруживаются дробины, которые естественно сказываются на здоровье птиц. В связи с этим обстоятельством охотникам следует задуматься: «А надо ли стрелять по заведомо недосягаемым стаям»?

За семь дней, проведенных в Салехарде, участники конференции поделились и результатами других интересных исследований, но обо всём в газетной статье рассказать невозможно. Много докладов было посвящено сохранению редких видов: пискульки, таёжного гуменника, малого лебедя, краснозобой и алеутской казарок, чешуйчатого крохаля.

Традиционно для участников конференции состоялись экскурсии по городу, этнографические поездки в стойбища оленеводов, а в заключение я не удержался и заехал на Полярный Урал, где поднялся на заснеженные вершины. Там, как в сказке о Снежной Королеве: сурово и красиво! Оставил приятные впечатления город Салехард. На его улицах много ледяных фигур с подсветками, хранятся русские традиции, отчего веет русским духом. Тем, кто окажется в этом городе, очень рекомендую посетить краеведческий музей имени И.С. Шемановского. Увиденным в нём я не перестаю восхищаться!

Виктор ФЕДОСОВ, лауреат премии Союза журналистов СК им. Германа Лопатина.
Фото автора.

Комментарии (0)

    240x400

    Афиша

    240x400